Эксперт сравнил политику Саудовской Аравии в рамках ОПЕК+ с шантажом

Выход из сделки ОПЕК+ означает, что Россия получит возможность не терять свою долю на мировом рынке и, соответственно, обеспечивать себе более выгодные условия для развития нефтяной отрасли. Так прокомментировал «Ленте.ру» выход России из соглашения ОПЕК+ глава Института проблем глобализации Михаил Делягин. По мнению эксперта, цена нефти зависит сейчас не от баланса спроса и предложения, а в основном от финансовой политики США. И поэтому для России участие в сделке ОПЕК+ было просто потерей рынков.

«Саудиты нам очень четко показали, что они не хотят переговоров, что они ведут дела по принципу: "Будет как я сказал, или не будет никак". То есть это — шантаж, отсутствие конструктивного подхода. И нужно еще учесть, что это Восток. То есть это — демонстративное нежелание сотрудничать. После того, как Россия вышла из сделки, там два наследных принца были арестованы и большое количество офицеров спецслужб. Возможно, они поплатились за то, что ошиблись в прогнозировании политики России», — говорит Михаил Делягин.

По мнению эксперта, сложно иметь дело со страной, которая не хочет сотрудничать. И с точки зрения интересов России, а не тех или иных компаний. России в целом, нам нужно сохранять долю на мировом рынке нефти. Доля — это важнее чем цена нефти. «Я думаю, что ОПЕК+ был очень хороший момент, когда эта договоренность была достигнута, но уже больше года назад сделка свой ресурс исчерпала. И очень в этом отношении характерна позиция Новака, министра энергетики, который, собственно, сначала эту сделку поддерживал, а сейчас он эту сделку, собственно, и закрыл, потому что изменилась ситуация, изменились, так сказать, интересы России», — подчеркнул эксперт.

«Саудиты угрожают нарастить нефтедобычу с 9 до 12 млн баррелей, как сообщает Bloomberg, однако, похоже, они блефуют и просто пытаются вновь усадить Россию за стол переговоров. Как показали события 2014-2016 годов, саудиты не способны адекватно развивать свою экономику при условии низких цен на нефть. Поэтому для Эр-Рияда сценарий резкого наращивания добычи неприемлем. Это — очередной шантаж, — уверен Михаил Делягин. — В любом случае, провал ОПЕК+ - болезненный удар для саудитов. Не случайно, стоимость акций нефтяной компании Saudi Aramco впервые упала ниже цены их первичного публичного размещения. Примерно на 6 процентов».

Американские сланцевики, по убеждению эксперта, также получили болезненный удар, потому что для них это критический уровень. «На самом деле, 50 долларов за баррель для них критический уровень. Так что они получили первый удар от проблем, связанных с коронавирусом, на самом деле с началом сползания в глобальную депрессию, — говорит Михаил Делягин. — Вот, когда цена на нефть стала ниже 60. Когда цена на нефть, сейчас, ниже 50, то американские сланцевые компании получили большие проблемы, потому что у них большие издержки, и, одновременно с этим, высокая закредитованность бизнеса. То есть они будут сокращать добычу, а в отрасли будет новый виток, так сказать, концентрации. Я думаю, что они будут попадать в зависимость к крупным энергетическим компаниям. Тем не менее, и мейджеры будут вынуждены уступать рынок более дешевой нефти. Не случайно Exxon заявил сегодня о том, что планирует сократить рост добычи в ключевом сланцевом регионе — Пермском бассейне — на 10 процентов».

Если российская компания занимается инвестированием в добычу, то для такой компании важно сохранение рынков сбыта, в том числе экспортных рынков сбыта, продолжает рассуждать Михаил Делягин. «И у такой компании, не важно частная она или государственная, все в порядке. Если компания сворачивает добычу, не осуществляет новые инвестиции, что называется, так сказать, ориентируется на выход в кэш, то у такой всё не очень хорошо, потому что ей нельзя, так сказать, ссылаться на то, что ОПЕК+ блокирует расширение добычи. Вот и все», — отметил эксперт.

«Насколько я могу судить, стратегия «Лукойла» заключалась не в том, чтобы вкладывать в увеличение добычи, а в том, чтобы эксплуатировать месторождения со снижающейся добычей. То есть пока ОПЕК+ ограничивал рынки сбыта для России, компания "Лукойл" и другие компании, которые проводят такую же политику они говорили: "Мы не увеличиваем добычу, потому что нефть некуда продавать", — говорит Михаил Делягин. — То есть сделка ОПЕК+, она оправдывала стратегию компаний, которые ориентировались на не очень большие инвестиции, на выход в кэш, на высокие выплаты дивидендов, на buyback. На то, чтобы так сказать, не заниматься увеличением добычи. Ну на самом деле, зачем увеличивать добычу, если рынок сбыта сокращается? Логично? Логично. А теперь они оказываются перед развилкой: или менять свою стратегию, и начинать вкладывать, так сказать, в развитие, или продолжать прежнюю стратегию, но она уже не соответствует новым условиям. Это неприятно, это дискомфортно, соответственно это вызывает у них огорчение», — завершил мысль эксперт.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *