Элина Сидоренко о предстоящей оценке FATF: как изменится правовое регулирование криптовалют в 2019 году

Элина Сидоренко о предстоящей оценке FATF: как изменится правовое регулирование криптовалют в 2019 году

Россия готовится к визиту комиссии FATF – эксперты Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег посетят страну уже в марте. Комиссия проведет проверку в трех регионах и оценит соответствие российской юрисдикции мировым стандартам в сфере противодействия финансированию терроризма.

О том, какое влияние на правовое регулирование криптовалютной индустрии окажет предстоящая оценка FATF и как после нее будет развиваться российское законодательство, корреспонденту Bits.media рассказала руководитель рабочей группы Государственной Думы РФ по оценкам риска оборота криптовалют Элина Сидоренко.

Элина, какая ситуация сейчас сложилась в сфере правового регулирования криптовалют?

На рассмотрении в Государственной Думе сейчас находятся три законопроекта, все они касаются правового регулирования цифрового мира. Когда на первое чтение вынесено три законопроекта совершенно разного концептуального содержания – это очень опасная ситуация. Поэтому законодатели выберут один документ из трех. Для этого им сначала нужно определиться, что является основным стержнем регулирования, а после – откорректировать законодательство о краудфандинге. Но два проекта, связанные со статусом цифровых финансовых активов, в Думе попросту не должны одновременно приниматься. Это было бы очень губительно для российской юрисдикции.

Я считаю, что в основу законопроекта, который власти примут в этом году, ляжет  документ, разработанный нашей командой. Он получил хорошую оценку на уровне федеральных органов исполнительной власти и аппарата Государственной Думы. В отличие от двух других, он хоть как-то пытается коррелировать с предложением Крашенинникова и Володина о внесении изменений в 128 статью Гражданского кодекса РФ. К тому же, он очень хорошо ложится на проект закона о краудфандинге, который тоже сейчас находится на рассмотрении в Государственной Думе.

Что из себя представляет данный законопроект?

Отличительная особенность этого документа в том, что в нем соблюдена архитектура закона. То есть в нем прописаны цели, принципы действия, основные понятия и определения. Если этот законопроект примут, мы уйдем от словосочетания «финансовые активы», придя к цифровым. Цифровые активы будут разделены на три группы: цифровые ценные бумаги, которые полностью подчиняются законам о ценных бумагах; криптовалюты, которые имеют особый статус, а порядок их обращения должен определяться Центральным банком и его распоряжениями, как это делается применительно к иностранной валюте; и, наконец, цифровые знаки, которые вообще не должны находиться под контролем Центрального банка и обязаны полностью подчиняться действующему Гражданскому законодательству.

Надо пояснить, что цифровые знаки – это юридические лица, уставной задачей которых является оборот цифровых знаков. Еще раз скажу, что они не подчиняются распоряжениям Центрального банка. Однако если вдруг этот орган посчитает, что кто-то нарушает порядок оборота ценных бумаг, он имеет право запросить у этой организации документы и ходатайствовать о возбуждении против нее уголовного дела.

Также появятся новые участники рынка, которые будут сильно приближены к традиционным. Речь идет об организаторах торговли цифровыми ценными бумагами и организаторах торговли криптовалютами. Они могут быть как традиционными, то есть квалифицированными участниками рынка, так и иными лицами. Главное – получить лицензию Центрального банка и иметь определенный уставный капитал, гарантирующий возмещение вреда участникам этого рынка.

В чем преимущества этого законопроекта?

Во-первых, рынок потребителя или покупателя цифровых ценных знаков и криптовалюты не ограничен. То есть это могут быть как физические лица, так и юридические.

Во-вторых, каждый из организаторов торговли обязан – и в этом нас поддержал Росмониторинг – на своей площадке открывать специальные цифровые кошельки. Порядок их открытия регламентируется этим законом, а также законом об информации. Главная задача – обеспечить обязательное раскрытие своих персональных данных в рамках 115-го Федерального закона о легализации преступных доходов. Организации могут сами идентифицировать клиентов, а могут привлекать для этого банки, которые этого клиента уже идентифицировали. И здесь мы закрываем самую главную, просто грандиозную задачу, которую ставят перед Россией эксперты FATF, а именно персонализации пользователя криптовалюты. Конечно, мы не сможем за раз сделать цифровой рынок белым. Но это будет мощнейший шаг в этом направлении. И через три года активной работы подобных компаний-организаторов торговли мы увидим уже белый рынок, где люди только через идентифицированные кошельки смогут заниматься криптоисторией.

Есть ли у законопроекта недостатки?

К сожалению, да. Если мы выделим разные категории финансовых активов, то появятся критерии их отнесения к той или иной группе. Это значит, что некоторые особо ушлые участники рынка захотят включить в понятие цифровых знаков цифровые ценные бумаги. Поэтому мы должны быть к этому готовы. В Уголовном кодексе есть ряд статей, предусматривающих уголовную ответственность за нарушение порядка обращения ценных бумаг. Однако практика показывает, что эти статьи Уголовного кодекса сегодня практически не действуют. И вот это – уязвимое место законопроекта.

Когда власти, наконец, примут какой-либо из законопроектов?

Я полагаю, что ни один из трех законопроектов не вступит в силу до начала этого лета. Это связано с оценкой FATF, которую эксперты должны дать России в марте. Надо понимать, что руководящие должности в FATF заняли американские граждане, поэтому мы должны с большим усердием готовиться к проверке. В связи с этим, российские чиновники не станут активно развивать криптовалютную историю и принимать какие-либо законопроекты до визита комиссии.

Какие основные требования выдвигают эксперты FATF?

Во-первых, они настаивают на необходимости создания неких гарантий безопасности. Во-вторых, эксперты требуют внедрить криптовалюты в рамки правового поля. В-третьих, в противовес позиции Центрального банка комиссия требует признания возможности оборота цифровых денег хотя бы в части обмена криптовалюты на криптовалюту. Поэтому к лету мы увидим более-менее консолидированную позицию, где криптовалюты будут признаны объектами гражданских прав. Однако отношение к цифровым деньгам у всех участников рынка все равно пока еще будет несколько настороженное.

Эксперты FATF склонны к тому, чтобы воспринимать криптовалюты как средства платежа. В связи с этим, позиция Центробанка, которая заключается в запрете криптовалюты в России, больше не выдерживает критики. Поэтому законодатели склоняются к мысли, что в основу регулирования криптовалюты должны быть положены либеральные взгляды. Вообще цифровой рынок сегодня переживает очень интересный период. Из-за низкого курса криптовалюты с него ушли так называемые хомячки, таким образом на рынке остались только самые сильные и перспективные игроки. Именно на них сейчас ориентируется Центральный банк.

Элина, на ваш взгляд, какие шаги следует сделать законодателям в этом году, чтобы начать соответствовать мировым стандартам?

Во-первых, должен быть пересмотрен статус цифровых финансовых активов в действующем гражданском законодательстве. Эти активы должны стать объектом гражданских прав и быть предметом договора.

Во-вторых, нужно включить цифровые активы в так называемый блок объектов, которые подлежат налогообложению. При этом важно сказать, что НДС в отношении криптовалюты нецелесообразно взимать и, скорее всего, законодатели от него откажутся. Кстати, ФНС издала ряд документов, которые не могут носить правовой характер. Дело в том, что государственный орган в одном документе признал важность выплаты налогов за криптовалютные операции, а в другом – нет. Поэтому ни один из этих документов нельзя воспринимать как основание для налогообложения.

Наконец, стоит внести соответствующие поправки в законы о ценных бумагах и организованных торгах, чтобы исключить разночтения. Еще законодателям не помешает доработать некоторые пункты в страховом законодательстве, законодательстве в сфере информатизации информационного контроля, и, конечно же, валидировать эти процессы через электронные цифровые подписи.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *