Как «черный четверг» запустил Великую депрессию

Как «черный четверг» запустил Великую депрессию

Комментарии1

24 октября 1929 года фондовый рынок США рухнул, спровоцировав мировой кризис, голод и нищету. В тот «черный четверг» началась Великая депрессия. Крах Уолл-стрит положил конец мифу о вечном процветании США, в который так верилось в благополучные 20-е. 24 октября 1929 года. В Нью-Йорке начинается новый день счастливых 20-х годов. В этот период США переживают бурный экономический рост — символами процветания становятся небоскребы и дорогие автомобили. Биржевые маклеры готовятся к привычному распорядку Уолл-стрит, им вновь предстоит продавать и покупать ценные бумаги.

Хотя еще в среду индекс Dow Jones опустился на 4,6%, никому и в голову не могло прийти, что в «черный четверг» инвесторы избавятся от 12,9 млн ценных бумаг, спровоцировав не только падение индекса на 11%, но и начало мирового экономического кризиса.

В последующие несколько дней фондовая биржа Уолл-стрит пережила настоящий шок. Тысячи инвесторов разорились, среди населения вспыхнула паника.

Хаос привел к самоубийству немалого числа влиятельных бизнесменов. Миллионы граждан были приговорены к безработице.

Начало конца

Окончание Первой мировой войны сменилось десятилетием экономического подъема в промышленном и деловом секторах США. Быстро развивались автомобилестроение, строительство и банковское дело. К концу периода подъема Штаты выпускали уже 44% промышленной продукции всего мира (без учета СССР) — больше, чем Англия, Франция, Германия, Италия и Япония вместе взятые.

В те годы американцы активно инвестировали средства в ценные бумаги, которые покупали зачастую в кредит. Воодушевленный легким получением займа по смешной ставке, практически каждый вкладчик нес деньги на фондовую биржу. В результате значительно выросло число держателей акций. К 1929 году играли на бирже не менее 1 млн человек.

В 1923 году фондовый индекс Dow Jones находился на уровне 99 пунктов. При этом уже 3 сентября 1929 года он достиг рекорда — 381,17 пункта. С одной стороны, рост биржевых котировок был связан с новыми перспективами: автомобили, самолеты, радио, небоскребы. С другой стороны, его провоцировала активность биржевых спекулянтов.

Перегрев экономики был очень высоким, а переоцененность активов дошла до максимума. К тому же разрастались кредитные операции, чему способствовала политика ФРС, направленная на поддержание низкой учетной ставки. Биржу начало лихорадить еще в сентябре. Группа нью-йоркских банкиров пыталась поддержать курс скупкой акций.

При этом существовала чрезвычайно большая группа банкиров, брокеров и финансовых аналитиков, которые не видели никакой угрозы Уолл-стрит даже за несколько недель до кризиса и вкладывались в рынок с безрассудной импульсивностью, пишет американский экономист Марк Скоусен.

Интересно, что экономика демонстрировала симптомы кризиса еще летом 1929 года. Так, промышленное производство достигло рекордного уровня в июне и начало падать в июле. Такую же динамику показывал рынок труда. Потребительские цены упали, и уже в августе у ФРС не было иного выбора, кроме как усилить дефляционную тенденцию путем увеличения ставки с 5% до 6%. На Уолл-стрит все эти предупреждающие знаки были проигнорированы.

«Крах фондового рынка в октябре 1929 года является одной из драматических вех, таких как убийство Юлия Цезаря, высадка на берег Колумба или битва при Ватерлоо, которыми историки отмечают поворотные пункты истории человечества», — пишет экономист Дональд Хоппе.

Бездонная пропасть

В «черный четверг» пытались спасти положение. Около 4:30 дня, когда рыночная лихорадка казалась уже неудержимой, крупные банкиры согласились вложить $40 млн, чтобы спасти котировки и предотвратить повторение обвала. Однако этих усилий оказалось недостаточно — катастрофу уже нельзя было остановить.

В пятницу надежда на то, что все образуется, еще жила — рынок временно стабилизировался, цены оттолкнулись от дна. В понедельник собравшиеся у здания Нью-Йоркской фондовой биржи рассчитывали, что тенденция продолжится. Однако, как только торговая сессия открылась, котировки вновь показали стремительное падение. «Акулы Уолл-стрит» на очередном экстренном совещании уже ничего предложить не могли и дали понять, что больше не будут поддерживать рынок.

Знаменитый «черный вторник» стал худшим днем американской фондовой биржи в ее истории.

За неделю паники рынок снизился на 40%, потеряв в стоимости около $30 млрд — больше, чем правительство США потратило за все время Первой мировой войны. Всего за пять дней мелкие инвесторы, банки и агенты потеряли накопления, которые бережно собирали в течение полутора лет.

Биржевой крах подорвал все казавшееся надежным процветание. Начинаются банкротства и разорения, быстро растет безработица, предприятия останавливают работу. «Черный четверг» стал началом мирового экономического кризиса (1929–1933), получившего название Великая депрессия.

Спекулятивная лихорадка, иллюзия быстрых и легких денег сменились бедностью, голодом, рецессией.

После некоторой стабилизации обвалы продолжились в декабре. В 1932 году индекс достиг 40 пунктов, что означало спад на 87% от высшего уровня в сентябре 1929 года. К началу 1933 года долговой кризис и падение стоимости акцией привели к разрушению всей банковской системы.

Спад промышленного производства приближался к отметке 50%. Угроза голода в Соединенных Штатах была абсолютно реальна. Около 10 штатов, помимо спада сельскохозяйственного производства, оказались поражены мощнейшей засухой.

«До Великой депрессии большинство экономистов имело представление о капитализме как о совершенной или почти совершенной системе. Это видение оказалось неустойчивым перед лицом массовой безработицы, но, когда воспоминания о кризисе угасли, экономисты снова влюбились в старое идеализированное видение экономики», — писал экономист Пол Кругман для The New York Times.

Вне всяких сомнений, крах фондового рынка в октябре 1929 года был монументальным событием, пишет Скоусен.

«Сегодня большинство историков убеждены, что это событие стало главной поворотной точкой, после которой началось падение мировой экономики в бездонную пропасть», — заключает экономист.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *